Школа длиною в жизнь

В августе 2012 года мы во второй раз отправились на остров Мадагаскар. Проезжая город Бефанджина Норд, попробовали там остановиться, так как через месяц мы должны были проводить здесь евангельскую программу.Мы рассмотрели проекты, которые желали осуществить, один из них - строительство школы. Впервые мы столкнулись с таким глобальным для нас проектом, хотя до этого нам уже доводилось строить школу в Уганде. Я и друзья-единомышленники, занимаемся строительством и помощью на Африканском континенте, на добровольных началах и не принадлежим ни к какой организации.Поэтому, когда мы подошли к строительству, то рассчитывать приходилось, на себя и моих товарищей, которые готовы протянуть руку помощи, этим бедным людям. У меня много друзей, которые помогают в этой миссии, они меня поддерживают и в трудные времена.Место для стройки, мы выбрали на возвышенности. В районе ста километров, не было практически ни одной школа или учебное заведения. Строительство было одобрено мэром города и представителями местных общин.Как только началось строительство, к нам стало приходить много людей. Помощников было около пятисот человек, и я порой не знал, откуда они! Нам помогали мужчины, женщины и даже дети. Мы сделали добротный большой фундамент из камня, его можно увидеть на фотографиях.Но вдруг, строительство прекратилось. Мы не понимали причину, по которой никто больше не хотел нам помогать, поэтому решили окончить всё своими силами.

Каждое утро мы приходили на объект, и искренне радовались такому быстрому продвижению строительства. Стройка шла не по дням, а по часам.Вдруг, строительство замерло. Местные жители перестали помогать, и мы не понимали причину случившегося. Решили продолжить строительство своими силами.

Но к сожалению, мы были вынуждены уехать так и не окончив строительства… Впрочем, мы сохраняли надежду вернуться снова, чтобы завершить, начатый проект.

И вот, в 2013 году, мы занимаемся строительством в городе Беаланана на Мадагаскаре, а это примерно в 200 километрах от Бефанджина Норд, где мы так и не смогли завершить строительство школы. Чтобы добраться туда, по местным дорогам, нужно потратить целый день. У меня появилась возможность, приехав в город, я увидел школу в том состоянии, в котором мы ее оставили. Огорченный безучастностью местного населения, я обратился к мэру за помощью. У нас было достаточно средств, чтобы оплатить работу по завершению строительства, но никто не желал трудиться… Наши усилия в очередной раз оказались тщетными. Я снова уезжал с надеждой, что вернусь, и строительство будет завершено.

В 2014 году мы заканчиваем проекты в городах Маджунга и Марувай. И я в очередной раз приезжаю Бефанджина Норд. Мы начинаем строить сами. А по вечерам, проводим евангельскую программу в близлежащем городке Анкубакубака. Мы обратились к местным жителям с просьбой о помощи, они согласились помочь в строительстве, но пришли только дети.Первый день работы, из рабочих только дети. Я все думал, чем могут быть полезны дети на стройке? Решили выровнять полы в будущих классных комнатах. Глина для этого подходила идеально, но где ее взять? Хорошая глина была обнаружена совсем рядом, за соседним холмиком! И так вместе с детьми мы копали глину и засыпали в полы! Вскоре к нам на помощь пришли женщины, и несколько взрослых мужчин, из соседнего города. Мы очень обрадовались и поблагодарили Господа, за посланную помощь!На «помощь» нам приползла и змея, Слава Богу, она никого не ужалила.Засыпав одну половину пола глиной на 50 см, мы перешли во вторую  половину постройки. Оказалось, чтобы выровнять весь пол, необходимо было ещё на 50 см поднять пол, в первой половине постройки.

Носить кирпичи помогали женщины. Воду для раствора нам приходилось приносить в пластиковых канистрах, преодолевая дистанцию в несколько километров. Постепенно, нас становилось всё меньше и меньше. Из тех, кто остался, все изрядно подустали. Тяжёлая работа на сорокоградусной жаре, требовала мужских рук, и была не под силу детям и женщинам. И вот из строителей остались, пастор Безаза, Бруно, Петрович и я.

Понятно что, не имея техники и воды, продолжать работу в таких условиях, невозможно. Сначала не выдерживает и уходит Петрович. Потом Бруно говорит, что необходимо заканчивать работу, так как нужно готовиться к вечерней программе, которую мы проводим в другом городе. Я и Пастор Безаза работаем до последнего, пока я не упал от солнечного удара.

Падаю, и понимаю, что в этот момент, я готов был отдать свою жизнь, лишь бы здесь была эта школа.Постепенно, нас становилось всё меньше и меньше. Из тех, кто остался, все изрядно подустали. Тяжёлая работа на сорокоградусной жаре, требовала мужских рук, и была не под силу детям и женщинам. И вот из строителей остались, пастор Безаза, Бруно, Петрович и я.

Понятно что, не имея техники и воды, продолжать работу в таких условиях, невозможно. Сначала не выдерживает и уходит Петрович. Потом Бруно говорит, что необходимо заканчивать работу, так как нужно готовиться к вечерней программе, которую мы проводим в другом городе. Я и Пастор Безаза работаем до последнего, пока я не упал от солнечного удара.

Падаю, и понимаю, что в этот момент, я готов был отдать свою жизнь, лишь бы здесь была эта школа.Прейдя в себя, начинаю размышлять и понимать, что эта школа не нужна никому: ни Богу, ни людям, которые рядом. Она была нужна только мне, чтобы доказать, что я её дострою. В этот момент подходит Бруно и говорит мне: «брат Василий, нужно возвращаться домой, потому что нет Божьего благословения на этот проект».

В этот вечер мы очень долго совещались, и пришли к решению использовать денежные средства, которые у нас есть, чтобы нанять бригаду рабочих. Удалось найти 15 человек, которые согласились нам помочь, и работа за небольшую оплату.Каждый день, с раннего утра и до наступления жары, вся бригада приходила на строительство, люди трудились по 6-8 часов.Оплату за свою работу они получали в конце каждый день. Конечно же, вместе с ними и мы, приходили на стройку каждое утро. И местные женщины, увидев, что стены школы начали расти, снова пришли нам помогать.

Они носили на голове по 8-10 кирпичей, пешком, с кирпичного завода, находившегося в трёх километрах от стройки. Это была очень тяжёлая и упорная работа.Женщины и дети, снова стали нашими активными помощниками, даже девушки, учившиеся в университетах, все старались делать, ту работу по силам.   

 

Люди в бригаде, которые строили школу, были язычники. Они поклонялись духам своих предков и не понимали, зачем нужна школа, не видели в ней необходимости. Поэтому, во время работы, мы стали рассказывать им о церкви, об Иисусе Христе, и многие из них заинтересовались.Строительство продолжалось, а проблема с водой была актуальной. За 10 литров воды, мы платили 50 ариарий, из расчета 1 доллар равен 3000 тысячам ариарий. 

И вот, кирпичная кладка стала приобретать красивый вид, и наша школа стала вырисовываться на фоне города.Дети все чаще стали приходить, чтобы просто поиграть, а мы уже рассуждали, о том, как они будут здесь учиться.

В это время, мне позвонила одна из моих дочерей. Сказала, что у неё есть определённая сумма денег, которую она готова отдать на поддержание строительства. Для неё это было, своего рода испытание, так как она долгое время собирала эти деньги, чтобы купить себе айпед, но все же решила передать все накопленные средства на строительство школы в Бефанджине Норд.На эти деньги мы купили двадцать две парты и обеспечили мебелью два класса.

Строительство подходило к завершению, меня отправляют домой, а моих друзей Петровича  и Бруно ненадолго задерживают в стране.

По возвращении домой, где-то, через месяц, нам прислали фотографии школы, готовой принять своих учеников. Вот так три долгих года, мы шли к завершению этого проекта, в городе Бефанджина Норд, на острове Мадагаскар.